15.11.2018                              






 
                           
           (новини)  
   ПОШУК ПО САЙТУ
 

Меню сайта

Гостьова книга

Категорії розділу

Форум

Вхід

Кількість відвідувачів сайту

Наш фотоальбом


Головна » Статті » Сторінка психолога

Статья в газету

Вопрос к психологу:

 

- Как семье, друзьям, соседям, сослуживцам психологически подготовиться  к общению с теми, кто вернулся из зоны боевых действий? Как помочь фронтовику быстрее приспособиться к мирной жизни?

- Прежде чем ответить на ваш вопрос, хочу обратиться к тем, кто вернулся с войны: вы выжили на войне,  вы уже многое преодолели, значит,  до сих пор вы все делали правильно. Вы правильно оценивали ситуацию, доверяли побратимам, принимали помощь волонтеров. В мирной жизни есть свои опасности, и главная из них – потерять себя. Здесь тоже надо уметь трезво относиться к своим возможностям, прилагать усилия, принимать помощь и доверять людям, чтобы успешно пройти переходный период. Ваш опыт бесценен, вы знаете о жизни то, что нам и не снилось, вы еще можете многое сделать для себя, своих близких и своей страны.

- А теперь постараюсь ответить на ваш вопрос.

 Действительно, те события, которые происходят в стране, предъявляют ко всем жесткие требования. Одни люди жертвуют ради родины жизнью и здоровьем, а другие должны делать все для того, чтоб помочь им восстановиться. Поддержка окружающих, забота, уважение, благодарность – важнейшие условия для исцеления душевных ран тех, кто пришел с войны.

Кроме того, нужно понимать, что возвращение к мирной жизни происходит не за один день. Необходимо  несколько месяцев, чтобы большинство участников АТО адаптировались к мирной жизни. Могут проявляться неприятные физические, эмоциональные, поведенческие реакции.

Надо знать, что эти реакции – нормальный ответ организма на экстремальные ситуации, в которых побывал военнослужащий. В первый месяц семье воина нелегко. За время его отсутствия многое изменилось. Подросли дети. Жене приходилось одной справляться со всеми проблемами. Одни женщины стали более самостоятельными и уверенными в себе, другие могут обижаться на судьбу за посланные испытания.  Семье приходится знакомиться с иным отцом, братом, мужем. Участие в боевых действиях, зрелища ужасных разрушений, гибели и ранений – это такой опыт, который не может не изменить внутренний мир человека. Нужно набраться веры, терпения, чтобы помочь родному человеку вернуться с войны.

Нельзя приставать к мобилизованному с расспросами, когда он молчит, но нужно выслушать, если ему хочется поделиться чувствами. Нужно  быть рядом – и давать возможность побыть одному. Постарайтесь  постепенно приобщать его к семейным заботам – и в то же время не нагружать проблемами, с которыми ему пока не под силу справиться. Уважайте его потребность чувствовать себя сильным мужчиной - и будьте готовы всегда прийти на помощь. Всем ветеранам  нужно общение с побратимами, с теми, с кем можно все вспомнить и связать разорванные нити жизни.

Давайте попробуем разобраться, какие трудности испытывает демобилизованный.

Люди всегда воевали. Но до 20 века в сражениях участвовали профессиональные воины, которых к войне готовили с детства – казаки, рыцари. Войны состояли из отдельных сражений, которые чаще всего длились один день. В момент опасности в организме выделяются гормоны стресса, они  мобилизуют организм. Стресс как бы отдает организму приказ: спасайся - нападай или убегай. Спасся – наступает разрядка, которая выражается через дрожь, движения, бурные эмоции.

После битвы обычно проводили тризну. Она длилась три дня: хоронили павших, громко оплакивали их, пили вино, «вспоминали минувшие дни и битвы, где вместе рубились они». Никто не  стыдился слез. Было положено выкричать, выплакать горе. Во время тризны заключалось перемирие, нарушить которое никто не осмеливался, страшась мести богов.

Такой обычай помогал  воинам переработать последствия стресса. Что этому способствовало?

 Во-первых, чувство безопасности – удара в спину они не опасались. Во-вторых, тризна следовала сразу за сражением, т.е. стресс был сильным, но кратковременным. В-третьих, люди имели возможность выразить свои чувства. От ярости, гнева, ужаса, горя освобождались  с помощью рыданий, криков, движений (бились о землю, разрывали на себе одежды, исполняли боевые танцы). В-четвертых, они делились воспоминаниями. Когда соратники рассказывают друг другу  том, что было, то из хаотических впечатлений боя возникает связная история. Эта  история  собирает по кусочкам их  разбитый вдребезги образ мира. Шок превращается в жизненный опыт, который делает человека мудрее и сильнее.

У разных народов были похожие ритуалы.

Сейчас эти традиции утеряны, потому что изменилось оружие и методы ведения войны. В армию призываются люди мирных профессий. Конфликты продолжаются неопределенно длительное время. Противники чаще всего находятся друг от друга на большом расстоянии, подвергаются обстрелам. Значит, получить разрядку с помощью бегства или нападения невозможно. В то же время необходимо постоянно быть начеку, чтобы вовремя укрыться от пуль, мин и  снарядов.

Длительная мобилизация изматывает, истощает защитные силы. От постоянного напряжения страдает сердце.

Когда воин возвращается домой, обнаруживается, что с этим новым опытом жить по-прежнему он не может. Ему трудно привыкнуть у миру, он не верит тишине. Против  его воли обостренное длительной опасностью внимание зорко следит за обстановкой. Каждую секунду он готов отразить нападение. Его реакции мгновенны, он готов ударить раньше, чем сможет подумать об этом. Пока он воевал, его семья,  сослуживцы жили обычной жизнью, и он уверен, что не может им рассказать о пережитом – не поймут.

 А они, действительно, могут  не понимать, что он до сих пор не вышел из сражения. Страшные картины не дают спать, да и  днем могут возникать, как живые, звуки и картины боя. В сражении нельзя быть дипломатичным, вежливым, снисходительным – поэтому солдаты не могут просить, приспосабливаться. Они резки, бескомпромиссны и готовы к действиям. Они не  станут мириться с бюрократизмом, коррупцией и всякой иной подлостью. У них есть опыт, как поступают  с предателями. Именно так, мир поделен на своих и врагов. Воину нужно не просто вернуться - ему нужно научиться  в мирных условиях опираться на новый жизненный опыт.

Процентов 70 воинов  справляется с этим самостоятельно и с помощью семьи в течение полугода. Но все люди разные и разным был их жизненный и боевой путь. 30% бойцов нужна помощь специалистов, которые умеют работать с последствиями ПТСР (посттравматического стрессового расстройства). К сожалению, воины редко обращаются к психологам, в реабилитационные центры - ведь у нас принято  с раннего детства внушать мальчикам, что мужчины не плачут. Поэтому  они убеждены в том, что должны крепиться, терпеть, что обратиться за помощью – значит, проявить слабость. Члены семьи мобилизованного должны в случае необходимости постараться убедить его в том, что обращение за помощью – это ответственный поступок зрелого человека.

 В мире накоплен большой опыт по реабилитации участников боевых действий. В США, Израиле, в Европе ни один ветеран не остается без внимания.  С самого начала войны в Украину стали приезжать крупные иностранные специалисты и делиться своим опытом с украинскими психологами. Поэтому тот, кто хочет пройти реабилитацию, уже может рассчитывать на помощь.

 

 

                                 Галина Аркадьевна Галка, действительный член общественной организации «Институт развития символдрамы и глубинной психологии» 

                Жду Ваших вопросов и предложений                                                                                

 

 

Категорія: Сторінка психолога | Додав: kabak (22.02.2018)
Переглядів: 20 | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *:
В училищі працює психолог

Оцініть наш сайт
Всего ответов: 62

Де на вашу думку краще навчатися?
Всего ответов: 67

Хто на сайті

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Відлік часу

***** ******************************** *****
Все для вчителя
Татарбунари в мережі інтернет
Все для учня





Острів знань







Copyright MyCorp © 2018

Безкоштовний хостинг uCoz